?

Log in

No account? Create an account

В погоне за эмоциями

Previous Entry Share Next Entry
Хроники чёрного турбо-Ховера. Глава LX. Знакомство с Русским Севером: зимник Нименьга - Ворзогоры
beacon1143
По неровной дороге сквозь лес и темноту мы продолжали наше путешествие. Ехали теперь уже строго на север, к Белому морю. Снова возник холодок где-то внутри, снова натягивались потихоньку нервы в предчувствии неизвестности. Во-первых, возможности доехать до Ворзогор нам никто и не обещал. Дороги между Нименьгой и Ворзогорами летом вообще нет, а зимой - по ситуации, в зависимости от погоды. Во-вторых, даже при наличии накатанной дороги нам предстояли две ледовые переправы. Само по себе пересечение рек по льду поначалу, при отсутствии опыта, у всех вызывает страх. А Нименьгу и Тапшеньгу переезжать надо было в районе устья, где приливы Белого моря иногда ломают лёд, после чего возникают наледи. Едешь по льду, вдруг - колесо проваливается в воду по самую ось. Местные жители уже опытные и знают, что ничего страшного в этом нет, под этим слоем воды всё равно толстый и крепкий лёд. А вот новичка вроде нас с Сашей - может и инфаркт хватить.

Где там кончается дорога, существующая летом, и начинается зимник - я до конца не понял. Вроде бы эта дорога через лес от посёлка Нименьги к одноимённой деревне и летом проезжаема. А вот дальше, по мере приближения к морю, дорога постепенно всё больше ухудшается, пока не упирается в совсем труднопроходимую преграду - реку Нименьгу в районе устья, моста через которую там нет. Надо сказать, что мы с того момента, как пересекли Нименьгу-реку по деревянному мостику в первой части посёлка, ехали по правому её берегу. Но, проехав через лес со скоростью 20 км/ч километров шесть, снова переехали Нименьгу по мостику и увидели указатель "дер. Нименьга". В деревне (правда, на правом берегу реки) стоит деревянная Преображенская церковь с покосившейся колокольней. Только мы её не рассмотрели: было уже темно, да и боковые стёкла нашего Ховера снова покрылись непрозрачной ледяной коркой.

Проехались мы по деревне, по самому берегу реки Нименьги - и упёрлись в развилку. Расчищенная трактором дорога кончилась, дальше снова пошли колеи посреди сугроба. Налево вели хорошо укатанные колеи, направо - одиночная колея от автомобиля с узкими колёсами (возможно, "Нивы"). Но дорога направо совпадала с маршрутом навигатора, а левого пути на картах OSM и вовсе не было. Поехали направо, но эта одиночная колея ушла ещё правее дороги на карте, вела она куда-то в саму деревню, между домов. Через 300-400 метров мы решили, что пора бы и развернуться. Хорошо ещё, сугроб был не такой глубокий, Ховер на первой пониженной по снегу полз, как танк. Развернулись в этом сугробе, по своим же следам вернулись к развилке и поехали по более укатанному следу.

Колеи были неплохие, хорошо накатанные (хотя полный привод я, конечно, не выключал). Теоретически, наличие накатанной дороги должно было привнести в наши души спокойствие: ездят же тут люди - значит, и мы проедем, никуда не денемся. Но надо понимать, какова была атмосфера: мы одни едем в 35-градусный мороз в темноте через поле по какой-то самостийной дороге, которой нет ни на одной карте - причём на карте дорога шла справа от нас, а мы всё больше поворачивали налево, на запад. Сразу полезли мысли: а что будет, если Ховер сломается? или если мы забуксуем? или если повалит снежок и задует ветерок? (Последняя мысль особенно абсурдна, если учесть, что по этой дороге, не отмеченной на карте, мы ехали всего 15 минут.) Кроме того, накладывалось накопившееся за день нервное напряжение: за этот день мы проехали 150-километровый участок без единого человеческого жилья; преодолели 40 километров "ничейной" дороги (по которой ехали два часа и не знали, проедем ли); а также слегка заблудились в лесу под Малошуйкой и успели поддаться панике. Всё это вызывало необычное психологическое состояние. Казалось, что эта дорога никогда не кончится - мы будем ехать, ехать, ехать, израсходуем всё топливо, заглохнем и замёрзнем. Видимо, похожие ощущения были и у Саши. Он даже вслух озвучил:
- А вдруг эта дорога сейчас повернёт налево - и поедем мы по ней на запад вдоль Белого моря?

Через шесть километров после развилки в Нименьге дорога повернула направо. Впрочем, налево тоже шла какая-то одиночная колея. Видимо, и на запад по берегу моря там тоже можно прокатиться, если не страшно забуксовать. Мы же поехали направо к Нименьге-реке по накатанной колее. И вскоре справа увидели ту самую одиночную колею от машины с узкими колёсами, по которой поехали в Нименьге изначально. Видимо, и по ней доехали бы до ледовой переправы. Более того, узкая одиночная колея совпадала с дорогой, отмеченной на OSM-карте - так что теперь мы ехали по маршруту, указанному навигатором. Собственно, сразу же и оказались на берегу реки Нименьги.

Нименьга в этом месте (у самого устья) довольно широкая, а ледовая переправа была проложена почему-то не перпендикулярно, а под углом. Но лёд выглядел вполне прочным, причём почти без снега, а также без наледей, колея была накатанная. Я подумал, что вылезать на лёд пешком и бродить по нему, топая и подпрыгивая - особого смысла нет. Вздохнул, сказал:
- Ну, Саня, отстёгивай ремень!
- Ты думаешь?.. - ответил Саня с некоторым недоверием (не ко мне, а к ледовой переправе).
Отстегнули ремни, выехали на лёд с некоторым замиранием сердца. Переехали Нименьгу без приключений, пристегнулись, поехали дальше. Теперь дорога шла уже не по снегу, а по льду, изрезанному глубокими колеями. А слева и справа стояла высокая сухая трава, выше человеческого роста. Я гадал, что же за местность здесь летом. Ехали мы по чистому льду - можно было предположить, что прямо по льду Белого моря, если бы не высокая трава по сторонам. Я решил, что летом тут что-то вроде болота. Совершенно не подумал, что рядом море, на котором бывают приливы (что поделать, если родился и вырос в средней полосе, где моря нет). На самом деле это, видимо, прибрежная полоса, которая щедро увлажняется морскими приливами, вследствие чего и возникает пышная растительность. Посмотреть, как эти места выглядят летом, можно тут и тут. Там же можно вычитать об интересной особенности местных поморских рек: вода в них в районе устья (во всяком случае, во время прилива) - солёная.

Надёжно выглядящая ледовая переправа через Нименьгу-реку, на которой мы ещё и не провалились под лёд, вселила некоторую уверенность. Мы спокойно ехали дальше, на карте показалась следующая река, которую предстояло пересечь по льду - Тапшеньга. Подъехали к её берегу и поняли, что здесь всё как-то по-другому. Саша недоуменно произнёс:
- Это ещё что за?..
Лёд на реке был весь неровный, абсолютно без снега, ещё и наледи присутствовали. Кроме того, лёд от мороза довольно громко трещал, из трещин наружу сочилась вода. В целом - вся эта ледовая переправа выглядела совсем ненадёжно.



С другой стороны, автомобильные следы здесь шли вполне уверенные. И мороз был сильный, около 35 градусов, причем отрицательная температура держалась не первый день. Опять же, поворачивать назад было бы совсем странно - это пришлось бы ночевать в тайге с заведённым двигателем, дополнительного бензина прикупить в Малошуйке... Вылезли мы пешком на лёд, побродили, попрыгали. По ощущениям он казался толстым. А рядом с переправой стояла деревянная хижина с трубой - туда бы мы полезли греться, если бы Ховер провалился под лёд. Решили ехать. Сели в Ховер, я машинально начал пристёгиваться, Саня меня остановил:
- Ты пристёгиваешься? Вот уж здесь этого точно не стоит делать!
Тронулись - и успешно переехали Тапшеньгу по ледовой переправе.

Пишут, что колонна очень хорошо подготовленных внедорожников (именно колонна, не одна машина) при наличии хорошего якоря (чтобы врыть его в землю и потом по очереди за него лебедиться) может и летом в этих краях пройти. Броды через Нименьгу и Тапшеньгу расположены летом в тех же местах, где ледовые переправы зимой, и выглядят примерно так.



Дно рек каменистое, а вот вдоль берегов - специфическая очень вязкая глина, засасывающая решительно всё и ничего не желающая отпускать. Но местные жители зовут её ласковым словом "няша".



Во время отлива броды не такие уж и глубокие. Если бы не няша по берегам - возможно, летом эта дорога была бы доступна не только подготовленным монстромобилям.



(Фото, естественно, не мои - взяты отсюда.)

Надо ещё сказать, что, несмотря на все волнения, где-то в глубине души у меня была уверенность, что зимник от Нименьги до Ворзогор (включая ледовые переправы через Нименьгу и Тапшеньгу) функционирует всю зиму. Зима же всё-таки, реки должны замерзать. На самом деле, это не совсем так. Это видео было снято в том же самом месте через две недели после нашего проезда.



Мы же продолжали свой зимний путь по ледяной дороге в коридоре из высоченной сухой травы. Саша аккуратно поинтересовался:
- Хватит на сегодня приключений? В смысле, дальше такой хренотени не будет?
Километра через два-три мы встретили УАЗовскую "буханку". Разъезжались, съехав правыми колёсами обеих машин в сугроб. Если не считать населённых пунктов (точнее, одной Малошуйки), это была вторая встреченная машина за 200 с лишним километров пробега по здешним пустынным дорогам. Впрочем, в тот момент мы были рады уже тому, что сразу после "разъезда" с буханкой закончилась ледяная дорога, окружённая болотной травой, и начались нормальные колеи в сугробе. Мы въехали в лес.

До Ворзогор оставалось не больше пяти километров, но навигатор почему-то показывал, что ехать ещё час. Я снова заволновался, в голову полезли мысли (уже совсем ненормальные): а вдруг навигатор врёт, а на самом деле никакого села Ворзогоры тут и нет? Упрёмся через какое-то время в сугроб - и будем бродить вокруг Ховера кругами, думая, что дальше делать. Саша меня успокоил: мол, сами Ворзогоры нам не слишком нужны, нам нужна дорога к цивилизации - а раз тут здесь по льду дорогу проложили, то явно не к снежному тупику.

Тем временем, мы выбрались из леса и повернули направо на почищенную трактором дорогу, перевалив через снежный бруствер. И вскоре въехали в Ворзогоры. Сразу возникло ощущение, что село вполне справное. Наверно, деревянное ограждение вокруг села вызвало такое ощущение. Да и в целом - улицы почищены, в домах окна светятся, из труб дым идёт. Церковь деревянная в селе есть. Очень жаль, что мы оказались в Ворзогорах в темноте: церкви совсем не было видно. Все пишут, что и церковь тут очень красивая, и само село очень живописное. Оно даже вошло в путеводитель самых красивых деревень России.

Кстати, время было всего пять часов вечера - и кромешная темнота вокруг. Я в этот момент вспомнил чей-то совет, вычитанный в Интернете: на Север надо ездить в феврале-марте, когда зимники ещё стоят, а день уже стал не таким коротким. Разумный совет, надо будет учесть в будущем. Собственно, поэтому так мало фото с зимника. А ещё потому, что не до фотографий нам там было - выехать бы из этой чёртовой глуши, не потонув на ледовой переправе!

Трек нашего пути от станции Нименьга до села Ворзогоры можно посмотреть тут: http://gpsloglabs.com/share/a3f0609ec693489d59ae10230638e4a83e0874d7/ Или тут:



Мы же с лёгким сердцем (потому что выехали наконец на цивилизованную дорогу, которую чистят от снега, которая и летом есть) продолжили путешествие дальше - к городу Онеге, где очень рассчитывали первый раз за день поесть горячей пищи.

Следующая глава
Предыдущая глава

promo beacon1143 july 21, 2013 23:17 2
Buy for 10 tokens
Шла весна 2004 года. Я тогда учился в 11 классе СУНЦ МГУ – физико-математической школы имени А.Н. Колмогорова. Мы учились и жили в общежитии в «филейной части белокаменной Москвы», а на каникулы и на праздники ездили домой. С одного такого случая вся история и началась. Был у меня одноклассник и…