?

Log in

No account? Create an account

В погоне за эмоциями

Previous Entry Share Next Entry
Хроники чёрного турбо-Ховера. Глава LXIV. Знакомство с Русским Севером: на юг, в Шеговары и Вельск
beacon1143
Как только отъехали от Архангельска, сразу появилось ощущение, что наконец-то мы завершаем путешествие и едем домой. Под колёсами был чистый асфальт федеральной трассы М-8 "Холмогоры". Дорожное покрытие на ней будет похуже, чем на трассе Р-21 "Кола" - а вот от снега она была почищена так же хорошо. В этом плюс федеральных трасс: их всегда чистят до асфальта, в отличие от дорог регионального значения. Педали и рулевое управление на скорости 100 км/ч в 40-градусный мороз сразу же замёрзли, но мы не унывали. Я уже наловчился после переключения передач подцеплять педаль сцепления носком сапога и возвращать её в исходное положение.

По М-8 я не одну сотню раз ездил от Москвы до Ярославля и обратно. Несколько раз ездил до Вологды, а вот дальше на север никогда раньше не забирался. А в этот раз предстояло проехать целиком всю трассу "Холмогоры" от конца до начала. Трасса проложена в обход практически всех населённых пунктов, и само село Холмогоры находится в стороне от неё.



В мороз на дороге происходят необычные вещи. Мы видели на встречной обочине две стоящие легковые машины, рядом с которыми (не на обочине, а чуть подальше) был разведён костёр. Зачем - непонятно. Вряд ли ведь обе сломались, а если только одна - проще греться в исправной машине и ждать помощи. Я уж не говорю о том, что проще исправной машиной отбуксировать неисправную к цивилизации. А вообще от сильного мороза возникла какая-то дымка, висящая над землёй.



Также сильно дымили выхлопные трубы встречных и попутных грузовиков, из-за чего осложнялся обгон. Впрочем, водители-дальнобойщики понимали эту ситуацию и по возможности сигнализировали правым сигналом поворота, что обгонять можно. Одного такого я поблагодарил по рации и посетовал, что сложно в такой мороз обгонять из-за густого выхлопа. Тот ответил что-то матерное, как это у них принято. Но все сложности: и замёрзшие педали и руль, и дымка, и густой пар из выхлопных труб - компенсировались тем, что трасса была практически пустая.



На этой пустой трассе и заправки встречались довольно редко. Неисправный указатель уровня топлива уже довольно долго показывал пустой бак, но я смотрел на километраж, пройденный с момента последней заправки в Онеге, и предполагал, что бензин ещё есть. Штурман Саша почитал маршрут и выяснил, что скоро появится заправка "Роснефть" на 973-ем километре. Там мы и заправились. В бак неожиданно влезло больше 70 литров, то есть ещё бы чуть-чуть - и бензин кончился. Само по себе это было бы не так страшно: в багажнике стояли две полных канистры. Но расход топлива получался около 14 литров на 100 километров пробега, что ни в какие ворота не лезло: полный привод после Онеги мы вообще не включали, да и большую часть пути прошли по чистому асфальту. Тут я задумался о том, что не только педали у Ховера на скорости замерзают и руль тяжело крутится - и едет он как-то тяжеленько. А вот как постоит несколько минут с заведённым двигателем - тут и едет легко, и руль легко крутится, и педали отходят. Неужели мороз так влияет? Вообще-то среди встречных машин больше половины ехали с закрытыми радиаторами. В средней полосе это не актуально, а вот на Севере, видимо, всё-таки нужно утеплять автомобиль. Тем более, и отопитель салона в такой мороз на шоссе справлялся, но с трудом. Салон долго прогревался, и приходилось направлять горячий воздух то на стёкла (чтобы они не обмерзали), то на себя (чтобы не зябнуть) - и это при том, что мы сидели в тёплых куртках. Навител показывал в окрестных населённых пунктах 39-градусный мороз. Я заметил на заправке, что при такой температуре нельзя брать голыми руками заправочный пистолет: кожа слегка примерзает. Надо в перчатках действовать.

Всё это время от Архангельска до заправки трасса шла вдоль Северной Двины. А вскоре после заправки дорога пошла вдоль реки Ваги. Если бы двигаться дальше по Северной Двине, можно было бы попасть в Верхнюю Тойму, Котлас и Великий Устюг. Но мы поехали дальше по федеральной трассе в сторону Москвы. Стемнело. Какой-то небольшой зверёк типа белки перебежал в темноте дорогу прямо перед Ховером. Ещё мы увидели съехавшую с дороги одним колесом в кювет легковушку. Рядом уже стоял грузовик, а водитель легковушки разматывал трос, так что останавливаться не стали.

Вскоре мы въехали в Шенкурский район. Надо сказать, я не единожды дома, в тепле изучал по карте, куда ведёт трасса М-8 - и постоянно глаз останавливался на двух городах: Шенкурске и Вельске. Сами названия этих городов навевали ассоциации с путешествием, с дорогой вдали от дома, с суровыми северными погодными условиями. Наконец-то довелось через эти города проехать, причём как раз при суровой погоде, при 40-градусном морозе. Но сначала мы решили заехать в Шеговары - село, воспетое Эдуардом Скрябиным в своих песнях и клипах. Съехали с федеральной трассы, сразу же увидели то ли пилораму, то ли нечто похожее. Въехали в Шеговары и проехали через всё село к двум церквям, отмеченным на карте. Но в темноте не то что фото сделать - даже разглядеть их толком не получилось, даже осветив дальним светом фар. Нам показалось, что церковь Спаса Преображения - заброшенная и не действует; а потом в Интернете я прочитал, что в ней службы проходят. В Шеговарах не встретили ни одной живой души: никому неохота в такой мороз на улицу вылезать.

Развернулись, выехали из Шеговар, поехали дальше. Подумали и решили не заезжать в Шенкурск: было уже довольно поздно, а смотреть там особенно нечего. Шенкурск знаменит тем, что въезд в город - платный. Плата небольшая (20-30 рублей) и взимается якобы за проезд по понтонному мосту через реку Вагу. Однако зимой через неё организуют ледовую переправу - но деньги при въезде всё равно берут. И за выезд тоже берут, те же самые 20-30 рублей. Мы же поехали дальше, в Вельск. И вскоре с нашим автомобилем возникла неожиданность. На скорости, как обычно, замёрзли педали и рулевое управление. И двигатель снова стал хуже тянуть. Один раз что-то совсем не хотела разгоняться машина. Я надавил посильнее на педаль акселератора - и тут загорелась лампочка Check Engine на приборной панели.

Это было совсем некстати в 40-градусный мороз в 800 километрах от дома. Правда, мы с Саней сошлись во мнении, что если бы лампочка зажглась предыдущим днём на "ничейной" дороге посреди тайги, у нас бы точно седых волос прибавилось. Остановились, лампочка продолжала мигать. Я предположил, что двигателю плохо стало тоже от набегающего потока воздуха - тем более, что симптомы были уже до этого. Поэтому несколько минут мы постояли с работающим двигателем, давая машине прогреться на месте, после чего я выключил зажигание и полез под капот. Нового ничего там не обнаружил, кроме большого количества снега на защите картера: видимо, во время вчерашних разворотов в сугробе под Нименьгой нагреблось. Я сразу подумал, что этот снег и виноват в загорании лампочки. Как бы то ни было, мы снова завели Ховер. Двигатель запустился легко, лампочка больше не горела. Поехали дальше. Зато сразу стало понятно, из-за чего такой большой расход топлива.

Ехали и думали, что неплохо было бы заехать в какой-нибудь сервис. Я надеялся на Вельск: предполагал, что в районном центре должен быть хоть один автосервис. Правда, участок придорожной инфраструктуры мы увидели ещё до Вельска - в районе поворота на Няндому и Каргополь. Только как-то быстро мы это место проскочили - я даже не успел разглядеть, есть ли там нормальный автосервис, или только магазин автозапчатей и шиномонтаж. А если бы мы в Карелии струсили перед пустынной таёжной дорогой и поехали цивилизованным путём - это как раз была бы дорога из Медвежьегорска через Пудож, Каргополь и Няндому. Говорят, под Каргополем много деревянной архитектуры, так что туда тоже было бы интересно съездить.

Наконец, добрались мы до Вельска. Поужинать заехали в пиццерию "Додо Пицца". Саша об этой сети пиццерий читал много хорошего (что там очень правильно организован процесс приготовления пиццы, что очень жёсткие требования к соблюдению гигиены и т.д.) - а в Москве этих пиццерий нет. Съели мы две пиццы - действительно, неплохие. Хотя и не очень дешёвые, цены на них вполне московские. В самой пиццерии чисто и культурно, посетители - в основном, молодёжь. В зале расположен большой экран, на котором высвечивается имя того клиента, чью пиццу уже приготовили. Как быть, если придут два человека с одинаковыми именами - не знаю.

Пока сидели в пиццерии, забронировали номер в гостинице "Уют" на трассе М-8 рядом с Вельском. И нашли поблизости автосервис под названием "Амиго" с хорошими отзывами, работающий якобы до 23 часов. Поехали его искать, но нашли в том же месте какой-то другой сервис "Премиум". Все ворота были закрыты, но между гаражей стоял автомобиль, а водитель искал что-то в углу. Я открыл стекло, поинтересовался у него:
- А сервис закрыт уже?
- Дак закрыт, праздники же сейчас.
- То есть он и завтра не будет работать?
- Завтра, может, будет, дак. Если у вас что срочное, дак там телефон мастера на стене есть. Позвоните, дак, - и снова отвернулся к углу, начал что-то ковырять в снегу.
Добавление слова "дак" в конце предложения - это уже вологодский говор. Сразу пришло ощущение, что мы из архангельских земель потихоньку перебираемся к вологодским (хотя Вельск относится ещё к Архангельской области).

Решили мы переночевать в гостинице, а наутро снова заехать в какой-нибудь из сервисов и попросить почистить защиту картера от снега, а также дать какие-нибудь комментарии по поводу загорания лампочки Check Engine. Выехали из Вельска, проехали мимо поста ДПС. Несмотря на сильный мороз, гаишники продолжали нести службу - останавливали грузовики и "доили" дальнобойщиков. Сразу после поста повернули направо. Остановились, пошли заселяться в гостиницу "Уют". Нас встретили две женщины-администраторши:
- А-а, это вы через сайт бронировали? Нам хозяйка звонила из города, передала. Номер ваш готов. А зачем вы через сайт бронируете? Вот мы вам можем дать визитку, здесь есть телефон. Звоните в следующий раз по телефону, бронируйте за несколько дней, мы вам номер подготовим...
- Странный вопрос: а у вас есть Wi-Fi?
- Вопрос, действительно, странный. Нет, вай-фая у нас нет, зато у нас есть первое, второе и третье: пиво, вино и водочка! Как заселитесь - спускайтесь, пожалуйста, в кафе, выпьете с дороги, закусите. Тем более, сегодня сочельник, праздник, надо отметить!
Такое прямолинейное радушие (пусть и из корыстных соображений) - это тоже уже нечто вологодское. Сильный контраст с молчаливостью и неприветливостью в Карелии.

Заплатили 1200 рублей, поднялись на второй этаж, заселились в номер, сходили в машину за оставшимися вещами, попутно сняли аккумулятор и тоже занесли в тепло. Утром следующего дня обещали 39 градусов мороза, и у нас были сомнения: достаточно ли просто тёплого аккумулятора, или всё-таки необходимо каждые три часа просыпаться и заводить двигатель. В итоге лень победила: решили ночью спать. А в гостинице не было не только вай-фая: и сотовую сеть я поймать не мог, МТС не ловил. Потом Саша достал свой планшет с билайновской сим-картой, поделился со мной Интернетом - и я смог написать супруге и родителям, что у нас всё хорошо, мы заселились в гостиницу. В номере тоже было прохладно (неудивительно, при таком-то морозе за окном).



В целом, низкая цена номера соответствовала качеству. В самом номере всё было как-то кое-как: дверь закрывалась с трудом и т.п. Лестница с первого этажа на второй была в неотапливаемом помещении, стены все были в инее, зато там пахло табачным дымом. Всего в гостинице было около восьми номеров, санузлы - общие, две штуки на гостиницу (в каждом - душевая и унитаз). В душевой было как-то грязно, желания помыться у нас совсем не возникло.



Посидели мы вечером в номере, попили воды. У обоих какое-то обезвоживание возникло: в пути в салоне Ховера было холодно, вода в бутылке ледяная, пить её было неприятно; а из термоса пить - сложно, нужно кружку доставать. Тут же, в гостинице, уже можно было и кружки достать, и вообще с комфортом водички попить. Напились воды и улеглись спать, не приняв приглашение администрации гостиницы посетить кафе и употребить "первое, второе и третье". В сочельник, по-моему, надо в церковь ходить на вечернюю службу, а не водку хлестать. Да и вообще у обоих нас в течение всего путешествия сохранялась какая-то внутренняя готовность к непредвиденным обстоятельствам. Хоть иногда по вечерам и хотелось чего-нибудь выпить после долгого и тяжёлого дневного перегона - но пересиливало ощущение, что не стоит сейчас расслабляться, лучше потерпеть до дома.

На следующий день мы и планировали проснуться не слишком рано, погрузиться в машину и преодолеть последние 700 с чем-то километров до Москвы без каких-либо задержек и приключений. Не думали мы о том, что и последний день путешествия сулил нам ещё одно крупное приключение.

Следующая глава
Предыдущая глава

promo beacon1143 июль 21, 2013 23:17 2
Buy for 10 tokens
Шла весна 2004 года. Я тогда учился в 11 классе СУНЦ МГУ – физико-математической школы имени А.Н. Колмогорова. Мы учились и жили в общежитии в «филейной части белокаменной Москвы», а на каникулы и на праздники ездили домой. С одного такого случая вся история и началась. Был у меня одноклассник и…