?

Log in

No account? Create an account

В погоне за эмоциями

Previous Entry Share Next Entry
Хроники чёрного турбо-Ховера. Глава XCV. Мезенская одиссея: юг Севера
beacon1143
Будильник поднял нас в шесть часов утра. Встали, умылись, собрали вещи. Попрощались с женщиной-администратором, погрузились в Ховер и в седьмом часу продолжили наш путь. Неподалёку от гостиницы на автобусной остановке стояла толпа народу - видимо, в столь ранний час понедельника уже спешили на работу. Мы выехали из Тотьмы, миновав автовокзал и ресторан "Печки-лавочки", и проехали через деревню Варницы. В Варницах есть старинная церковь Воскресения Христова, но мы заезжать смотреть не стали: было ещё темно. А нам предстоял долгий путь.

Через какое-то время рассвело. Видимо, ночью шёл снег - и впечатления от дороги были точно такие же, как два года назад, во время путешествия с папой в Тотьму и Великий Устюг: узкая доступная для езды полоса, ширины которой едва хватает для разъезда со встречным транспортом, между двумя обочинами, покрытыми приличным слоем снега. При встречном разъезде с широкими грузовиками требовалось ювелирное руление: не задеть левым бортом грузовик, но и не зацепить правыми колёсами сугроб на обочине, чтобы не улететь в занос. Где-то я читал, как один путешественник при аналогичном разъезде с фурой на узкой заснеженной дороге в Финляндии всё-таки зацепил обочину, после чего не смог удержать машину на шоссе и слетел с дороги. Финны, сотрудники техпомощи, приехавшие его выручать, мимоходом заметили: мол, хорошо, что не угодил вон в тот сугроб в нескольких метрах от твоей траектории - потому что на самом деле это никакой не сугроб, там под снегом здоровенный камень, целая скала.

Несмотря на плохо чищенную дорогу, мы держали скорость около 80 км/ч и через час с чем-то достигли Нюксеницы. Задерживаться там мы не планировали, просто заехали в кафе "Милана" на АЗС "Лукойл", где позавтракали. Кафе неплохое. Еда простая, без излишеств, недорогая, обслуживание быстро. Туалет "по ключику". Поели и поехали дальше. Дорога местами стала лучше (где её успели почистить после снегопада), что позволило увеличить скорость до 100 км/ч, но местами асфальт становился совсем неровным. Мы добрались до отворотки на Опоки и свернули налево. По скользкой извилистой просёлочной дороге въехали в деревню Порог. Ближе к концу деревни расчищенная дорога кончилась. Мы попытались поехать по сугробу, но вовремя одумались - по своим же следам вернулись назад, поставили Ховер на расчищенной поверхности и пошли дальше пешком. Дошли до самого конца мыса и сделали фото того самого геологического обнажения возрастом 260 миллионов лет.





На том берегу, неподалёку от геологического обнажения, есть ещё фонтанирующий источник. В 1941 году геологи пробурили скважину, а оттуда забила фонтаном вода, и бьёт до сих пор. Мы планировали найти тропу к нему по льду Сухоны, перейти по ней через реку и посмотреть на фонтан. Однако от мыса, где находится деревня Порог, никаких троп не было. Там даже к реке троп мы не нашли. Вернулись к Ховеру. На фото видны следы движения по сугробу, которое мы благоразумно решили прервать, и нагребённый передним бампером снежный бруствер.



По снежной извилистой дороге вернулись на шоссе. Самые лучшие виды на обнажение открываются именно с узкого крутого серпантиноподобного участка просёлочной дороги, ведущей от Порога к шоссе - но останавливаться там мы побоялись: если бы кто-то поехал навстречу и на скользком спуске выехал из-за поворота - вполне мог бы не успеть затормозить. Вообще у деревни Порог говорящее название. В этом месте располагается самый опасный порог на Сухоне. Где-то я читал, что три-четыре века назад купцы, ходившие по Сухоне на своих торговых судах, предпочитали заплатить за перетаскивание судов волоком через мыс риску потерять корабль и товар на пороге. Позже, уже при Советской власти, в 40-х годах прошлого века, в этом месте силами заключённых Опоклага пытались построить плотину с целью поднять уровень реки на опокских порогах и обеспечить стабильное водное сообщение между Белым морем и Волго-Балтийским каналом. Однако в 1947 году почти построенную плотину смыло весенним половодьем, после чего работы были свёрнуты. Развалины плотины с шлюзом на мысу остаются до сих пор, но в тот момент они были покрыты толстым слоем снега, да и тропы к ним не было.

Мы выехали на шоссе, собираясь сделать ещё одну попытку найти дорогу к фонтану. Кто-то писал, что можно после моста через реку Стрельну, в районе деревни Студёное, свернуть налево и добраться до берега Сухоны как раз напротив фонтана - после чего перейти реку по льду. Я ещё в Москве нашёл на карте нужную отворотку, записал её координаты. Но когда мы доехали до этого места, увидели только глубокий сугроб. Эту просёлочную дорогу никто не чистил, поэтому ни проехать, ни пройти по ней не было никакой возможности. Так мы и оставили наши попытки добраться до фонтана. Надо будет попробовать доехать туда на машине в сухое лето. Насколько я понял, автомобильный путь к фонтану никто ещё не разведал, до сих пор все переправлялись через Сухону (зимой по льду, летом на лодках) - вот и было бы неплохо стать первым, кто доехал до самого фонтана на машине.

Поехали дальше, к Великому Устюгу. Дорога в Великоустюгском районе была почищена до асфальта, но неровные участки встречались и там. Въехали в город, отметив про себя, что поста ДПС на въезде больше нет. И проехали Великий Устюг насквозь, не задерживаясь в нём. Только заправились на "Лукойле" на выезде. Продолжили путь в сторону Котласа. Дорога была отлично почищена, но местами уж слишком извилистая и с большим количеством населённых пунктов. Саша стал вспоминать, как он несколько лет назад ездил в Сыктывкар на поезде. Мы как раз по путепроводу пересекли железную дорогу и подумали: не по этой ли дороге поезд на Сыктывкар идёт? Потом я посмотрел, что именно по ней. Вспомнилось, как я, ещё не будучи автовладельцем, ездил в Ярославль и Кинешму на поезде и на Ярославском вокзале слышал объявления: "Поезд Москва - Сосногорск - Сыктывкар прибывает на такой-то путь". Та железная дорога, которую мы переехали, ведёт на Ухту и Сосногорск, а от неё есть ответвление на Сыктывкар.

Автомобильное же шоссе, по которому мы двигались, пошла дальше вниз вдоль Северной Двины. Оно проходит через всё Подвинье и упирается в федеральную трассу М-8 "Холмогоры", которая и дальше идёт вдоль Северной Двины вплоть до Белого моря. А мы возле поста ДПС свернули направо - в Котлас. Пересекли Двину по мосту и въехали в город. Поехали по улице, которая также идёт вдоль Северной Двины. Слева увидели внушительное сооружение - кажется, элеватор. Но остановиться, чтобы сфотографировать, было негде - а здание, действительно, впечатляет. Проехали мы через город на север к вокзалу, остановились и пошли смотреть на местную достопримечательность - паровоз-памятник Л-5129.



Паровоз серии Л, установленный на постамент, смотрится монументально.



Через дорогу от паровоза расположен железнодорожный вокзал, перед которым стоит памятник Ленину. Там же рядом расположен автовокзал. Прямо как у нас в Кинешме (хотя Котлас и по количеству населения тоже близок, там 60 тысяч человек живёт).



А с другой стороны от паровоза-памятника мы нашли кафе "Атриум", куда и зашли пообедать. Опытный в этих делах Саша сразу поинтересовался у подошедшей официантки, есть ли у них бизнес-ланч, и заказал две штуки. Бизнес-ланч стоит 175 рублей, но порции маленькие. Здоровым мужчинам-путешественникам разумно заказывать сразу двойной бизнес-ланч - по цене это получится как один ланч в Москве. А качество блюд неплохое, да и само кафе довольно уютное.

Пока сидели в кафе и ждали официантку, я нашёл в Интернете ещё одно местную достопримечательность - "Двинопарк". Сразу вспомнил, что мы мимо него проезжали. На обратном пути решили заехать. Никаких расчищенных тропинок в "Двинопарк" нет, нам пришлось идти по лыжне, ломая её. Рядом стоит памятник Северо-Двинской военной речной флотилии.



"Двинопарк" находится на берегу Северной Двины. Есть там деревянная конструкция, чтобы кататься с неё на санках.





С этой конструкции открываются неплохие виды на тот берег Двины, а также вверх и вниз по течению. Наверно, в ясные дни тут красиво.







В "Двинопарке" стоят скульптуры доисторических животных, обитавших в этих краях. Наверно, они лучше смотрятся летом, когда не покрыты толстым слоем снега.





Насмотрелись на "Двинопарк", настало время покинуть Котлас. "Навител" довёл нас до района 46-го лесозавода, где мы увидели ледовую переправу, ставшую первой в этом нашем путешествии. Была указана грузоподъёмность три с половиной тонны, по ней свободно ездили лёгкие грузовики и микроавтобусы - значит, лёд должен был выдержать и Ховер тоже. Отстегнув ремни безопасности, мы съехали на лёд.



Проехали пару километров по реке, не провалившись, и оказались на другом берегу Вычегды. Трек нашего пути по ледовой переправе можно посмотреть тут: http://gpsloglabs.com/share/1cc986d6494b9e6d0c8b382ea3f873e8431cf724/ Или тут:



Пристегнулись и продолжили путь. Асфальта уже не было видно, дорога пошла полностью покрытая снегом и при этом извилистая. По ней мы доехали до Сольвычегодска. Подъехали к Благовещенскому собору, вылезли из Ховера и приготовились забраться на колокольню собора, чтобы с неё посмотреть на Вычегду и прочие окрестности. Однако мужик в камуфляже, сгребавший снег на площадке перед собором, объявил нам: "Сегодня выходной, ничего не работает, на колокольню подняться нельзя. Приходите завтра!"



Доехали до Спасообыденной церкви, которая находится тоже на берегу Вычегды.



Оттуда открываются неплохие виды на Благовещенский собор и на реку Вычегду. Что интересно, при стабильном морозе Вычегда не замёрзла - при том, что чуть ниже по течению, в Котласе, ещё в январе была организована ледовая переправа через неё.



Саша рядом с церковью углядел и сфотографировал общественную баню.



Доехали ещё до Введенского собора. Очень красивый каменный храм.



Рядом с ним - святой источник. Говорят, вода солёная. Мы не пробовали.



Знаменитый дом купцов Пьянковых мы так и не нашли. Хотя в Сольвычегодске несколько красивых каменных домов. В музей политической ссылки (дом, где при царе жил в ссылке Сталин) тоже не заезжали. Просто проехали мимо него, выезжая из города. И направились дальше на восток и на северо-восток, вверх по течению Вычегды. Дорога по-прежнему шла заснеженная, да и не асфальтовая, а грейдер - судя по "стиральной доске", на которой нас потряхивало. Я продолжал ехать со скоростью 60-70 км/ч. Но некоторые из редких автомобилей местных жителей обгоняли меня и двигались по этой поверхности со скоростью под 90 км/ч. Так мы засветло ещё доехали до отворотки на Устье, свернули и добрались до церкви Спаса Преображения в деревне Чакула.



Церковь большая и не разрушенная, хоть и заброшенная. Стоит на берегу Вычегды. Рядом с церковью вроде бы кладбище, к которому ведёт дорога, а дальше мимо церкви к реке натоптана тропа. Там ещё есть тайник, который мы, впрочем, не нашли. Мы вышли на высокий берег Вычегды. В ясную погоду без осадков здесь должно быть красиво, но нам с погодой не повезло: был снегопад.



Полюбовавшись Вычегдой и храмом, поехали дальше. На выезде из Чакулы нетривиально разъезжались с жёлтым школьным автобусом: дороги-то все шириной в одну машину. Снова выехали на трассу и продолжили путь вверх по Вычегде. Движение на автомобиле вдоль большой реки, как правило, связано с постоянными спусками и подъёмами (я на это обращал внимание и на трассе М-4 "Дон", и на трассе М-7 "Волга"): в большую реку впадают ручьи и реки поменьше, вот дорога то спускается к ним, то поднимается от них. Так было и здесь. На OSM-картах рядом с дорогой на разных берегах этих ручьёв и речушек были нарисованы прямоугольники с надписями "ВЕРХ" и "НИЗ". Для чего это нужно - не знаю.



Пару лет назад я изучал маршрут от Москвы до Нарьян-Мара и Варандея, а также читал путевые заметки путешественников, уже побывавших в тех краях. Мечту доехать зимой до Варандея, побывать на берегу Северного Ледовитого океана, посмотреть на тундру, прокатиться по настоящим зимникам я не оставил до сих пор. Но тогда в отчётах путешественников я вычитал, что первый зимник начинается задолго до тундры, ещё до Ухты и Печоры - он даёт возможность спрямить путь, не проезжать через Сыктывкар. Судя по всему, речь шла как раз о дороге Сольвычегодск - Яренск. Сейчас это уже круглогодичная дорога, а ещё лет десять назад какой-то её участок был проходим только зимой. По крайней мере, я уже после возвращения вычитал в Интернете, что в 2008 году планировалось построить дорогу на 17-километровом непроезжем участке к 2009 году, а в 2012 году губернатор Архангельской области ставил задачу сделать оставшийся девятикилометровый участок зимника проходимым в любое время года. Дороги на Севере строятся медленно, но в последние 20 лет - стабильно. Круглогодичную дорогу в Мезень из Архангельска, к примеру, построили только в 2008 году - а до 2000 года не было даже официального зимника. Путь из Карелии в Архангельскую область через Пудож и Каргополь, если мне память не изменяет, стал проходимым в тёплое время года с 1999 года - до этого на границе регионов был короткий вечно подболоченный участок. Мой однокурсник рассказывал, что и круглогодичной дороги из Тотьмы в Гремячий 20 лет назад ещё не существовало - добраться до Гремячего от Тотьмы можно было только зимой по зимнику, либо в сухое лето от Солигалича. Да и зимник в Нарьян-Мар (который после Харьяги), говорят, каждый год сокращается: за лето несколько километров зимника перестают быть зимником и становятся круглогодичной дорогой. Надо бы в Нарьян-Мар тоже съездить, успеть прокатиться по настоящему зимнику в тундре, пока там сплошную круглогодичную дорогу не построили.

Мы доехали до указателя на Урдому и повернули направо. Однако дальше дорога, на которую нас вёл навигатор, оказалась нечищенной. Я подумал, что надо ехать по накатанной дороге, раз уж указатель был. Так и сделал, и уже на льду Вычегды сообразил, что еду на другой берег и что указатель вёл отнюдь не в деревню Урдома, а в посёлок Урдома, который и находится на другом берегу Вычегды, рядом с одноимённой ж/д станцией. Развернулся прямо на середине реки, вернулся на берег. Грузоподъёмность ледовой переправы, к слову, была указана колоссальная - 40 тонн, можно танки переправлять. На берегу мы ещё раз убедились, что дорога в деревню Урдома не расчищена. А мы хотели туда попасть, чтобы посмотреть на Воскресенскую церковь и найти тайник. Выехали снова на трассу, доехали до ещё одной возможной отворотки на Урдому-деревню. И там дорога к церкви также была не расчищена. Хотя дома возле шоссе стояли, люди какие-то с собаками бродили.



Видимо, для зимних поездок на Север просто необходимы либо охотничьи лыжи, либо снегоступы. Поскольку у нас не было ни того ни другого - оставалось только продолжить путь, что мы и сделали. Начинало темнеть, снегопад не прекращался. У дороги был интересный рельеф: посередине возвышенность, а к краям спуски. Чтобы машина стояла ровно, нужно было ехать по самой середине дороги. А для поворотов налево разумно было и вовсе взять левее, что я и делал, пользуясь очень слабой загруженностью дороги. Я вспомнил, как года три назад планировал составить бывшему однокласснику компанию в перегоне машины из Подмосковья в Мирный, что в Якутии, и изучал маршрут поездки, а особенно подробно финальную часть маршрута - 1200-километровый зимник от Усть-Кута до Мирного. И читал, что на зимнике на левых поворотах грузовые машины предпочитают ехать левой стороной, чтобы не перевернуться - а у встречных водителей легковушек считается хорошим тоном пропускать их, тоже беря влево.

На нашем пути тоже иногда приходилось разъезжаться с встречными автомобилями, а также обгонять попутные либо давать попутным себя обогнать. Большинство немногочисленных автомобилей на этой дороге составляли огромные лесовозы, как попутные, так и встречные. При разъездах и при обгонах густой снежный шлейф от этих больших машин практически полностью перекрывал видимость. Сгущающиеся сумерки, снегопад, неровная заснеженная дорога, огромные лесовозы - всё это создавало особую атмосферу северной зимней дороги.



Вспомнились строки из песни Gjeldrune:

По чужим тропам, через снегопад,
Разрывая телом снежинок стаю.
Сожжены мосты... Бросил взгляд назад.
А спроси, зачем - я и сам не знаю.
Круговерть лесов, бурелом и мгла
Разрывают на части душу...


Мы отъехали от Москвы более чем на тысячу километров (расстояние дневного пробега) - и появилось ощущение, что мы уже не дома, не в Москве и не в её окрестностях, а в другой уже местности. По крайней мере, лично я где-то в районе Сольвычегодска впервые затосковал по своему семейству.

Уже в темноте мы доехали до Богослова, где стоит церковь Иоанна Богослова. Оставили Ховер с включенными парковочными огнями на автобусной остановке, сами пошли посмотреть на церковь. Ничего особенного не увидели: церковь заброшенная, тропы к ней нет, всё покрыто глубоким снегом, да ещё и темно. С ней тоже связан тайник. Пока мы бродили, до стоящего Ховера доехал трактор-снегоочиститель. Он ехал так уверенно, что аж стало страшно, не спихнул бы он Ховер в кювет вместе с огромными снежными глыбами. Мы поспешили сесть в машину и тронуться, чтобы не мешать снегоуборочной технике.

Настало время позаботиться о ночлеге. На booking.com в Микуне никаких гостиниц не было, только апартаменты. Мы заранее нашли в Интернете телефон местной гостиницы "Саквояж". Саша позвонил туда:
- Здравствуйте! Мы бы хотели забронировать у вас номер на двоих.
- А вы уже в городе?
- Нет, мы едем к вам, планируем часа через полтора приехать.
- А вы до нас точно доедете? Может быть, вы в Айкине заночуете?
Тем не менее, администратор гостиницы любезно согласилась забронировать нам две койки в трёхместном номере.

Мы проехали Яренск и доехали до того самого Айкина. Осознали, что находимся уже в республике Коми, когда начались дорожные указатели на двух языках: русском и коми. Прямо посреди многоквартирных домов был перекрёсток, указатель показывал: на Сыктывкар - прямо, на Микунь и Кослан - налево. Мы повернули налево и вскоре ощутили под колёсами асфальт. Увеличив скорость, вскоре доехали до Микуня. На въезде заправили полный бак на "Лукойле": в этих краях заправки встречаются нечасто. Перед заправкой я долго откручивал пробку бензобака, от холода она замёрзла и не хотела открываться.

Залив бак, доехали до вокзала и заселились в гостиницу "Саквояж". Нас поселили в трёхместный номер, взяв по 700 рублей с человека, и пообещали никого к нам не подселять. Мы тут же спустились вниз и поужинали в кафе "Зодиак". Кормят там неплохо, обслуживают быстро, в ассортименте есть разливное пиво (правда, мы не пробовали). Перенесли вещи из Ховера в номер, помылись в душе. Душевая в этой гостинице всего одна, но очереди тоже не было. Стали устраиваться на ночлег.

Я, окончательно планируя маршрут на следующий день, лихорадочно искал информацию о наличии и грузоподъёмности ледовых переправ через Пинегу. Мы должны были изначально выехать на правый берег Пинеги, а потом где-то её пересечь, чтобы доехать до Суры. Почитал материалы сайта ador.ru и схватился за голову: там не была указана ни одна ледовая переправа, подходившая для нашего маршрута. Подумал, что будем на месте искать ледовую переправу - может, официальных и нет, а местные жители накатали какие-нибудь свои, самостийные. Саша тоже посмотрел на Яндекс-картах завтрашний маршрут и удивился: "Идёт от Усогорска дорога на запад, идёт - а потом просто тупик и дальше дороги нет! И мы туда завтра поедем?!"

С этими работами по планированию маршрута спать мы улеглись снова в одиннадцатом часу. А будильник снова был заведён на шесть часов утра. Перед сном я озвучил мысль, что эти два дня мы двигались в очень хорошем темпе - но завтра, когда мы преодолеем зимник на границе Коми и Архангельской области, мы попадём в другой мир, и надо будет отказаться от спешки, потому что тот мир торопливости не предполагает и не любит.

Следующая глава
Предыдущая глава