?

Log in

No account? Create an account

В погоне за эмоциями

Previous Entry Share Next Entry
Хроники чёрного турбо-Ховера. Глава XCVII. Мезенская одиссея: среднее Пинежье
beacon1143
Мы пересекли Пинегу по льду и переместились из Сосновки в Мамониху. Это название уже было мне знакомо: не раз читал в Интернете обсуждения состояния дороги между Северным и Мамонихой в летнее время года. Но только в тот момент я сообразил четвёртый вариант маршрута в Мезень. Может, нам так и надо было ехать: как показало дальнейшее путешествие, зимой в тех краях основные дороги, отмеченные на картах, довольно регулярно чистятся - вот и участок между Северным и Мамонихой на внедорожнике наверняка проезжаем, а уж путь до Северного от Верхней Тоймы и подавно.

Но мы в тот момент ещё не были уверены, что маршрут до Суры, построенный Навителом, существует и расчищен. На выезде из Мамонихи уточнили этот момент у женщины, шедшей по дороге - та подтвердила, что дорога ведёт на Суру. И мы поехали. Дорога была вполне проезжаемая, лучше, чем на границе регионов - но, конечно, гораздо хуже той почищенной и накатанной трассы, которая шла по правому берегу Пинеги.



Это фото, позволяющее оценить состояние дороги, Саша сделал из салона прямо на ходу. Он вернулся к своему жанру onboard-фотоснимков, потому что мы торопились. Время было уже послеобеденное, а проехать предстояло ещё довольно много - поэтому останавливаться и расхаживать с фотоаппаратом было уже особенно некогда. Не стали останавливаться даже для фотоснимка моста через реку Пюлу, хотя он был красивый, деревянный. Мне вообще показалось, что мост был ряжевый или что-то в этом духе (сваи были как-то укреплены конструкциями из горизонтально уложенных брёвен). Впрочем, при сугробах по пояс (а то и по грудь) пробраться к точке, с которой будет виден весь мост, было бы сложно.

На пути нам изредка попадался встречный транспорт, но это были либо грузовики, либо внедорожники. Чтобы разъехаться с одним из грузовиков, я принял максимально вправо (дорога была узкая) и увяз правыми колёсами в сугробе. Грузовик проехал, я попытался выехать, заглох, стал включать понижайку. Грузовик тем временем поехал дальше и быстро скрылся за поворотом. На первой пониженной я выехал из сугроба, удивляясь: был уверен, что в этих краях принято в подобных ситуациях убеждаться, что второй участник разъезда не застрял. А моноприводной легковушке, особенно с низкой посадкой, по этой дороге ехать было бы не так просто. Я и сам иногда включал полный привод, потому что в довольно глубокой снежной каше Ховер начинало носить туда-сюда. Один раз я отвлёкся то ли на навигатор, то ли на маршрут в руках у Саши - и автомобиль, изначально ехавший по центру дороги, уже через пару мгновений шаркнулся колёсами о снежный бруствер на краю. Кажется, в тот момент я осознал механизм вступления в клуб любителей перевернуться под Мезенью и разбить голову.

Где-то в районе Кулосеги мы выехали на цивилизованную накатанную дорогу - и тут же снова съехали на такую же дикую лесную. Но ехали мы правильным путём, в одном месте даже был деревянный указатель с надписью "Сура".



После Шуйги дорога стала лучше, и мы смогли увеличить скорость с 30-40 км/ч до 40-50 км/ч. Вскоре мы и въехали в Суру (дорога от Сосновки заняла час и двадцать минут). GPS-трек нашего пути от Сосновки до Суры можно посмотреть тут: http://gpsloglabs.com/share/6fa2a0cceb5a7425f7455ce7757c622a416f3051/ Или тут:



Сразу стало понятно, что это село раскручивают как туристический объект.



Помимо перечисленных на табличках объектов, в Суре (на въезде) присутствует ещё и заправка - точно такая же, как в Сосновке: работает с 8 до 20 часов, есть только солярка и 92-ой бензин. Но нас, не евших с завтрака в Усогорске, в первую очередь интересовало кафе. Мы проехали всё село насквозь, но кафе нашли не сразу. Только после подсказки проходившей мимо девушки обратили внимание на дом №29 по улице Иоанна Кронштадтского, на котором висела неприметная табличка "Кафе". Зашли, в заведении было пусто. Долго ждали у стойки, когда к нам кто-нибудь выйдет. Наконец, дождались, сделали заказ.

Всю дорогу от Сосновки до Суры сотовой связи не было (говорят, если ехать по правому берегу Пинеги, связь появляется в Сульце - но мы ехали по левому). В самой Суре мы поймали только "Мегафон", МТС там не ловил. Пока обедали в кафе, лихорадочно соображали, что нам делать. Мы приехали в Суру уже в четвёртом часу дня - и казалось, что до темноты осталось совсем мало времени (такое впечатление сложилось не в последнюю очередь потому, что я забыл снять тёмные очки). Обсуждали вариант не спеша объехать окрестности, набрать воды на святом источнике Николая Чудотворца - и заночевать в гостевом доме в самой Суре. Но выходило, что такая ночёвка плохо вписывается в планы: если следующую ночь ночевать в Карпогорах - то мало дней остаётся на дорогу до Мезени, да и следующий день непонятно, что делать; а запланировать доехать за следующий день до Лешуконского - слишком амбициозно, учитывая зимник. Поэтому было принято волевое решение: галопом пробежаться с фотоаппаратами по Суре, нигде особенно не задерживаясь, потом марш-броском доехать до Артемиева Веркольского монастыря, осмотреть его - после чего направиться прямиком в Карпогоры, где и заночевать.

Пообедали. Кормят в кафе так себе, но я к этому был заранее готов: где-то читал, что в этих краях качество пищи в общепите в принципе не очень, потому что практически все продукты - привозные, ничего свежего нет. Пошли гулять и кататься по Суре.



Церковь Николая Чудотворца, что в начале улицы Иоанна Кронштадтского (главной улицы села), реставрируется. Слева - я с фотоаппаратом.



Здание поселковой администрации. Перед ним - красивые фигуры и цифры из снега.



Стандартное изваяние для фото. Ещё один признак того, что из Суры делают привлекательное для туристов место, при этом немного жертвуя северной пинежской самобытностью. С другой стороны - а что ещё остаётся делать? Если государство эти края не поддерживает, местным жителям приходится как-то крутиться самим.



В этом здании вроде бы находится пекарня. Но она уже была закрыта.



Часовня Илии Пророка. Изначально она была построена Иоанном Кронштадтским над могилой своего отца и сестры. В советское время была полностью разрушена, а в 2012 году построена заново.



А что находится в этом красивом здании - не знаю.



В Суре есть даже свой торговый центр. Что внутри - не знаю, не заходили. Чтобы не тратить время, я по примеру Саши решил прибегнуть к жанру onboard-фотографий.



Собор Успения Пресвятой Богородицы в бывшем (вроде как ныне возрождаемом) Сурском Иоанно-Богословском женском монастыре.



Двухэтажное каменное здание - бывший сестринский корпус.



Осмотрев основные достопримечательности, мы стали соображать, как нам попасть в Верколу. Мы уже поняли, что маршрут из Сосновки в Суру был выбран явно неправильно: нам следовало максимальное расстояние проехать по цивилизованной дороге, идущей по правому берегу Пинеги, а уже где-то ближе к Суре искать ледовую переправу на левый берег. (Хотя мы так обрадовались самому факту наличия ледовой переправы через Пинегу между Сосновкой и Мамонихой, что очертя голову бросились ехать по этому маршруту.) На окраине Суры мы увидели указатель "Ледовая переправа" - и сразу поехали туда, рассчитывая пересечь Пинегу. Но оказалось, что это ледовая переправа через Суру-реку. Причём и выглядела она подозрительно: на льду стояла вода. Включив полный привод, мы преодолели переправу и продолжили движение по маршруту, построенному "Навителом" по OSM-картам.

Реку Пинегу мы пересекли через 12 километров, по ледовой переправе между Лавелой и Новолавелой. С этого момента появилась уверенность, что если переправа указана на OSM-картах - то она и в реальности оборудована, даже если о ней ничего не сказано на сайте ador.ru. Попав на правый берег и выехав на цивилизованную дорогу, мы помчали с бешеной для местных дорог скоростью 60-70 км/ч: дорога позволяла. Солнце постепенно ушло за горизонт, но при этом темнело крайне медленно. Я в этот момент осознал смысл выражения "высокие широты". Под Тотьмой и на берегах Вычегды стемнело довольно быстро - здесь же, ближе к Полярному кругу, природа дарила больше светового времени уже после захода солнца. Правда, вроде бы считается, что высокие широты начинаются с 65-ой параллели, мы же едва добрались до 64-ой. Но, думаю, для Пинежских краёв этот термин вполне применим.

Мы проехали деревню Явзору, переехав одноимённую реку по мосту. Говорят, в этой деревне красивые и характерные для Севера деревянные дома, но мы торопились, заезжать и останавливаться не стали. Добрались до отворотки на Верколу и повернули налево. Трек нашего пути от Суры до Верколы можно посмотреть тут: http://gpsloglabs.com/share/7fa6b1684acab267464b326d4916790682f666be/ Или тут:



В самой Верколе тоже гулять не стали, а сразу поехали искать ледовую переправу, чтобы попасть в Артемиев монастырь. Переправу грузоподъёмностью аж 25 тонн нашли не совсем там, где она отмечена на карте, но неподалёку. Трек пути от Верколы до монастыря есть тут:



В наступающих сумерках вышли из Ховера, пошли гулять по монастырю. В центре монастырской территории, прямо напротив входа стоит церковь Артемия Веркольского.



Рядом с ней - собор Успения Пресвятой Богородицы. Видимо, в данный момент потихоньку реставрируется.





Чуть поодаль находятся деревянная церковь Илии Пророка и деревянная часовня Артемия Веркольского. Сфотографировать их не получилось из-за сумерек. А прямо рядом с входом на территорию монастыря находится настоятельский корпус (пишут, что построен он в 1880 году).



А вот это церковь Казанской Иконы Божией Матери. Насколько я понимаю, до последнего времени была недействующей. Но в наш приезд там шло богослужение, в храм заходили и выходили местные жители. Я тоже заходил посмотреть. Атмосфера в церкви показалась мне слишком суровой.



Времени прошло много, а всё никак не темнело. Мы вышли из монастыря, сели в Ховер и поехали обратно. Перед ледовой переправой через Пинегу вылезали посмотреть на окрестности. Были ещё сумерки, окончательно не стемнело. Лёд на переправе, как в Суре, был покрыт тонким слоем воды. Я уже не помню, на какой по счёту переправе мы сообразили, что эта вода не из трещин просочилась, а была специально налита для "намораживания" и укрепления переправы. Не зря же говорят: "Переправу нынче залили".



От Верколы до Карпогор около 50 километров, примерно как и от Суры до Верколы. Их мы проехали уже в темноте. Въехали в Карпогоры и сразу заметили, что это большое село (райцентр Пинежского района всё-таки!). А ещё там наконец-то появилась качественная сотовая связь и мобильный Интернет. Мы остановились на обочине и стали искать, где бы нам этой ночью переночевать. Зашли на сайт booking.com и были неприятно удивлены: в единственной карпогорской гостинице "Пинежская слобода" мест не было, и в гостевом доме "Алёшина изба" - тоже. Решили позвонить в гостевой дом. Хозяин сказал: "Вы бы с утра позвонили, а то ведь дом стоит нетопленый, мы сами там не живём. Нет, конечно, там не 15-градусный мороз - там около нуля. Можем сейчас затопить, но согреется дом только к ночи".

Замаячила дилемма между ночёвкой в заведённой машине в скрюченном состоянии (зато тепло, но теоретически можно угореть) и ночёвкой в ледяном гостевом доме (зато на кроватях, но можно заработать воспаление лёгких). Это было ещё одно напоминание, что мы попали в другой мир, непривычный нам. В гостевой дом здесь нужно звонить заранее, чтобы хозяева успели натопить в нём печь. Хотя у меня был опыт зимнего ночлега в родной деревне. Мы с папой приезжали в деревню одним днём, топили в доме печку и уезжали; на следующее утро снова приезжали, снова топили и уже оставались ночевать. Тем не менее, в доме было не теплее 12 градусов, и спасало только одно - спали мы на самой русской печи, где снизу нас постоянно подогревало. Ночевать на кроватях в доме после однократной топки печи - очень сомнительная затея.

Правильную идею подал опытный в этих делах Саша, которому к тому же ночёвка в гостевом доме в принципе не нравилась (даже если бы тот был хорошо натоплен) - предложил доехать до гостиницы "Пинежская слобода" и вживую поинтересоваться, есть ли у них свободные номера. Так мы и сделали - и нас благополучно заселили в двухместный номер ценой 3200 рублей. Правда, в гостинице блочная система (в блоке два двухместных номера и совмещённый санузел), и заселили нас в блок с девушками. Но отдохнуть и переночевать это совершенно не мешало. В гостиницу вслед за нами приехали два солидных, хорошо одетых мужика. Мы успели обрадоваться, что опередили их на пару минут, а то они могли бы занять последний свободный номер. Но и для них тоже в "Пинежской слободе" нашлось местечко.

Мы тут же поинтересовались у администратора гостиницы, где можно заправиться. Нам посоветовали "ехать в сторону города", а дальше "увидите заправку, мимо не проедете". Мы так и сделали. Местоположение АЗС совпадало с отметкой на Яндекс-картах и на OSM-картах. Заправка, конечно, безымянная, не брендовая. Зато круглосуточная, и 95-ый бензин был в наличии!



Залили полный бак и вернулись в гостиницу. Номер за 3200 рублей - просторный, только в нём единственная маленькая батарея присутствовала. Поэтому было довольно-таки холодно - не очень комфортно после целого дня в пути. Зато с горячей водой в душевой не было никаких проблем. Вообще гостиница "Пинежская слобода" - с претензией на высокий уровень сервиса: в ней даже двери номеров открываются не ключом, а магнитным браслетом, который выдаётся каждому постояльцу. Вот если бы ещё топили нормально... Мы попили чаю со сникерсами перед сном и стали укладываться. Нам обещали утром бесплатный завтрак, но только с восьми часов утра. Саша обрадовался: он помимо того, что не надо думать, где позавтракать, увидел в этом ещё и возможность выспаться, проспав до восьми часов. Я тут же высказал другое предложение - проснуться, как обычно, в шесть часов и до завтрака проехаться по окрестным деревням, в которые мы не заехали из-за темноты. Саша задумался.

Я под конец дня ощутил, что глаза очень устали от постоянного руления. В гостинице посмотрел в зеркало - глаза были налившиеся кровью. К такому приводит не только многочасовое руление, но и недосыпание тоже. Мне, как и Саше, хотелось выспаться - правда, для меня это означало не подольше поспать утром, а пораньше лечь вечером. В принципе, мы в гостиницу приехали не так уж и поздно, около семи часов вечера. Но нужно было ещё помыться, попить чаю, подробно написать всем родным и близким о прошедшем дне (на остановках в пути я посылал только короткие скупые сообщения - для экономии времени), а также детально проработать маршрут на следующий день, отмечая в "Навителе" ключевые точки и выиискивая в Интернете информацию о функционировании ледовых переправ. Всё это заняло довольно много времени, так что спать мы снова улеглись около десяти часов вечера (в принципе, такая картина повторялась каждый вечер на протяжении нашего путешествия).

Ещё я каждый вечер заглядывал на сайт ador.ru и смотрел грузоподъёмность ледовой переправы между Мезенью и Каменкой через Мезень-реку. Переправу эту открыли, если не ошибаюсь, только в феврале, и грузоподъёмность её оставалась минимальной - две тонны. А у нас было желание доехать до Долгощелья - самой северной точки предполагаемого маршрута - куда нельзя было попасть, минуя эту переправу. Вот мы и соображали каждый вечер перед сном, можно ли на Ховере, снаряжённая масса которого 1900 килограммов, ехать по ледовой переправе, на которой двухтонный порог был установлен несколько дней назад. У нас ведь ещё и груза было немало.

Также, подводя итоги дня, я подумал, что правильно было бы в первый день поехать не через Кострому и Солигалич, а через Вологду. Насладиться видами зимней безасфальтной дороги и окружающей тайги на участке от Солигалича до Тотьмы у нас бы в этом случае уже не вышло, но заночевали бы мы не в Тотьме, а в Великом Устюге. Конечно, и посмотреть на Опоки уже не получилось бы, но это позволило бы во второй день доехать не до Микуня, а до Усогорска. А вот на третий день мы бы доехали от Усогорска до Карпогор, никуда не торопясь, заезжая во все интересные деревни и сёла, делая массу фотографий и набираясь впечатлений.

Следующая глава
Предыдущая глава

promo beacon1143 july 21, 2013 23:17 2
Buy for 10 tokens
Шла весна 2004 года. Я тогда учился в 11 классе СУНЦ МГУ – физико-математической школы имени А.Н. Колмогорова. Мы учились и жили в общежитии в «филейной части белокаменной Москвы», а на каникулы и на праздники ездили домой. С одного такого случая вся история и началась. Был у меня одноклассник и…