?

Log in

No account? Create an account

В погоне за эмоциями

Previous Entry Share Flag Next Entry
Хроники чёрного турбо-Ховера. Глава CIV. Мезенская одиссея: Долгощелье и начало пути домой
beacon1143
Мы с Сашей продолжали удаляться от цивилизации. Дорога на Долгощелье была неплохая: довольно широкая, довольно ровная и расчищенная от снега. Намного лучше, чем зимник между Карпогорами и Лешуконским и, тем более, дорога из республики Коми в Архангельскую область. Но явно хуже, чем дорога от Лешуконского до Мезени. Было видно, что широкую цивилизованную дорогу проложили от Архангельска до Мезени, до Лешуконского и до Карпогор (может, даже до Сосновки или Нюхчи) - а вот от Мезени до Долгощелья трасса немного другая.



На OSM-картах эта дорога подписана словом "зимник". О состоянии её в летнее время я потом находил противоречивые данные. Кто-то писал, что до Долгощелья практически построена круглогодичная дорога, только вот последние несколько километров достроить не успели, и в тёплое время года там бездорожье. Кто-то писал, что это, действительно, зимник - но в сухое лето по нему можно и на легковушке проехать. В любом случае, если дорога не покрыта асфальтом - это накладывает определённые ограничения. Например, уже после возвращения в Москву, уже весной, когда начал активно таять снег, я читал, что в каком-то из районов Архангельской области (то ли Пинежском, то ли Лешуконском, то ли Мезенском) установлено ограничение по весу транспорта - не более трёх с половиной тонн осевой нагрузки. Хотя во всех этих районах есть широкие круглогодичные грейдеры, которые я называл "цивилизованными дорогами" - в период распутицы движение тяжеловозов по ним приходится ограничивать.

Дорога до Долгощелья позволяла держать скорость 40-60 км/ч, хотя местами нас подбрасывало на неровностях. Вдоль дороги регулярно встречались припаркованные на обочине машины с прицепами, от которых в лес уходил снегоходный след: видимо, люди на охоту уезжали. В одном месте мы увидели отворотку налево с указателем "Сояна". В лес уходила узенькая дорожка, которой на OSM-картах не было вообще. Я это название запомнил и потом прочитал о деревне Сояне (кстати, ударение тоже ставится на первый слог, как и почти во всех названиях местных населённых пунктов - кроме разве что Мезени). Там тоже было бы интересно побывать. Ещё я прочитал, что раньше существовал короткий зимник из Архангельска в Мезень - как раз через Сояну. Но сейчас он не действует.

От Мезени до Долгощелья около 60 километров, которые мы преодолели за час с чем-то. На въезде в село я поздновато заметил, что провода линии электропередачи висят довольно низко. Резко затормозил, Ховер развернуло на дороге под 45 градусов. Вылез, сложил антенну, чтобы не зацепить провод - и мы въехали в Долгощелье. Сразу заметили огромное количество снегоходов возле домов, в одном из дворов их было аж три штуки. Село вытянулось вдоль Кулоя-реки на пару километров, мы не спеша проехали его насквозь. На улице, несмотря на 20-градусный мороз, играли ребятишки, среди которых были и ненецкие дети. Мы проехали сквозь Долгощелье, миновали аэропорт и доехали до самых северных строений на окраине села. Это был конезавод, рядом с которым гуляли лошадки мезенской породы.



На карте в этом месте дорога кончается, дальше начинается тропа. На местности автомобильная дорога, действительно, закончилась. Дальше в лес шёл широкий снегоходный путь. Трек нашего пути от Мезени до Долгощелья можно посмотреть тут: http://gpsloglabs.com/share/f32c56abfc5b3cff0b8e908f29f450c2f289dd84/ Или тут:



Наверно, при желании, можно было стравить шины и попытаться проехать дальше - но смысла особого это не имело. Тропа на карте скоро заканчивалась, мы бы не увидели ни тундры, ни Белого моря. И ещё непонятно, как в такой мороз потом накачивать колёса: жёлтый спиралевидный пластмассовый шланг компрессора может и треснуть. Таким образом, конезавод в Долгощелье стал самой северной точкой нашей Мезенской одиссеи. Мы забрались за 66-ую параллель, до Полярного круга оставалось около 30 километров.



Путь в северном направлении, уже казавшийся бесконечным, был закончен. Настало время развернуть Ховер и поехать обратно. За руль сел Саша, и мы тронулись. Через минуту остановились возле аэропорта. На берегу Кулоя нет никакой растительности, что уже чем-то похоже на тундру.



Тем не менее, это ещё не тундра, в районе Долгощелья ещё растёт лес, который виден на горизонте. Аэропорт, видимо, не функционирует: даже полоса не расчищена от снега. Возможно, зимой, когда есть хорошая автомобильная дорога до Долгощелья, самолёты сюда просто не летают.



В Долгощелье стоит ветряк, который виден от аэропорта. Экзотика - будто в Германию попали.



Поехали дальше. В центре Долгощелья остановились возле большого и красивого деревянного здания.



Это сельский дом культуры, построенный в 50-е или 60-е годы силами местного колхоза "Север". Впечатляющее здание, с колоннами, с верандой на втором этаже.



Напротив дома культуры находится детская площадка - довольно стандартная, как и большинство детских площадок в России. Моя дочка что в Москве, что в Кинешме издалека эти площадки видит, сразу их идентифицирует и всегда просит на них зайти. И на этой площадке тоже кто-то гулял.



Что ещё было стандартного во всех населённых пунктах, которые мы проезжали, от Карпогор до Долгощелья - огромные плакаты, призывающие 18 марта идти на президентские выборы. Признак того, что федеральная власть везде присутствует.

Мы с Сашей сошлись во мнении, что в Долгощелье есть что-то такое ладное, приятное, уютное - ради чего стоило сюда заехать. Позже, уже в Москве я создал виртуальный геокешерский тайник, посвящённый Долгощелью - самому крупному поморскому селу на побережье Белого моря и самому северному населённому пункту Мезенского района, до которого можно доехать на неподготовленном автомобиле. Ради этого изучал историю села, сведений о которой в Интернете не так уж и много. Выяснил, что в Долгощелье в 1911 году был в ссылке К.Е. Ворошилов, а ещё там родился Д.П. Буторин - боцман ледокола "Георгий Седов", участник более чем двухлетнего арктического дрейфа во льдах Северного Ледовитого океана (за это он потом получил Золотую Звезду Героя Советского Союза). У меня вообще есть такая особенность - после путешествия люблю почитать что-нибудь об истории тех мест, по которым ездил.

На этом мы покинули Долгощелье. Время было уже послеобеденное, а нам предстояло вернуться в Мезень и доехать до района Пинеги-посёлка, чтобы там заночевать. Саша вёл Ховер по зимнику, а я достал блокнот и делал краткие записи - чтобы потом (вернее, сейчас), когда соберусь писать полные путевые заметки, не забыть разных важных событий. На зимнике нам встретился мужик на лошади, тянувший по дороге два больших брёвна то ли волоком, то ли на санях (мы не успели разглядеть). Снова видели дорожный указатель на Сояну и снова не поехали туда (по неизвестной-то дороге, да ещё и после обеда). Перед Каменкой поменялись, за руль снова сел я. Солнце уже клонилось к закату.



В Каменке я ещё по пути в Долгощелье обратил внимание на двухэтажные деревянные дома из толстого бруса с балконами.



Для меня они смотрелись необычно. Я привык, что деревянные дома (даже двухэтажные) строят из брёвен. Здесь же они были построены из бруса. И с балконами, что было совсем экзотично.



Так выглядит АЗС в Каменке. Как здесь принято, в наличии только солярка и 92-ой бензин.



Проехав Каменку, мы выехали на ледовую переправу через Мезень. И тут тоже увидели экзотику. То есть это для нас, жителей средней полосы - экзотика. А здесь это предусмотрительно заготовленный предмет для безопасности - бревно, чтобы подавать тому, кто провалился под лёд.



Похоже, именно на этой переправе такое особенно актуально. Весь лёд был переломан, вспучен (видимо, приливами).



Когда мы поднимались с переправы через Мезень-реку в Мезень-город, прямо перед Ховером дорогу перебежал заяц. Видимо, диких животных здесь много, не зря охота так популярна. Хотя поморы исторически жили охотой и рыболовством.

В Мезени появилась сотовая связь и довольно быстрый мобильный Интернет (в Долгощелье, кстати, нет ни того ни другого). Хотя Интернет нам был не нужен, телефоны пинежских гостиниц были заранее записаны. Я позвонил в гостевой дом "Аэропорт" (почему-то был уверен, что там есть душ) и забронировал номер на двоих. Время было - половина пятого, а до деревни Кулогоры (с ударением опять-таки на первый слог), где находится этот дом, нам нужно было проехать ещё 180 километров. Но надо было подумать ещё и об ужине, поэтому я построил в навигаторе путь не до гостевого дома, а до кафе "Хуторок", которое находится по пути в Пинегу на реке Немнюге. И мы, сообщив домой о своих планах и местонахождении, двинулись в путь на юг.

Надо сказать, что Долгощелье, по всей видимости, действительно является самым северным населённым пунктом Мезенского района, до которого можно доехать на неподготовленном автомобиле. На север от Долгощелья идёт снегоходный путь, который, если верить карте, быстро кончается - да и населённых пунктов там дальше нет. Примерно такой же зимник, накатанный снегоходами, идёт и на север от Мезени. По нему можно доехать до села под названием Несь - это уже в Ненецком автономном округе. А дальше, теоретически, если повезёт с погодой, можно доехать и до Нарьян-Мара. К слову, вскоре после выезда из Мезени в том направлении лес кончается - начинается тундра. В тундре лично мне очень интересно было бы побывать, но по этому зимнику на одном Ховере на штатных 29" колёсах ехать было бы крайне неразумно. Вообще по этому пути принято ездить на снегоходах. Но, надо сказать, на несколько дней позже нас с Сашей в Мезень заехала экспедиция на двух легендарных внедорожниках Nissan Patrol с не менее легендарными атмосферными дизельными двигателями TD42 (как водится, на 35" колёсах) - и они выехали на север от Мезени, проехались по тундре и доехали до самой Неси. Почитать об этом можно здесь: https://www.drive2.ru/l/499591421578182957/ И здесь: https://www.drive2.ru/l/499325339764260919/

А мы с Сашей в тот момент продолжали движение на юг, расставаясь с Мезенью и с высокими широтами. На пути мы остановились сфотографировать рудиментарный знак, предупреждающий о погранзоне. До 2014 года погранзоной в этих краях была не пятикилометровая, как сейчас, а 20-километровая прибрежная полоса Белого моря - и Мезень в неё входила (и Долгощелье, видимо, тоже). Тогда для туристической поездки в Мезень было бы необходимо получать пропуск в Архангельском управлении ФСБ. Мы с Сашей в тот момент завязали дискуссию, зачем нужна эта самая погранзона в таких суровых северных краях. Потом я прочитал, что, как ни странно, в этих суровых северных краях существует проблема контрабанды спиртных напитков, с которой борются местные пограничники.



Мы переехали по ледовой переправе реку Пёзу, доехали до переправы через Мезень, пересекли её. На горизонте в тот момент был красивый закат - один из тех северных закатов, которые потом долго вспоминаются, а воспоминания эти вызывают жгучее, не дающее покоя желание снова вернуться на Север.



Перед Кимжей мы с дороги снова увидели обетный крест. Я вспомнил свои дневные мысли о том, чего бы можно было попросить у креста: здоровья для всех родных и близких либо успешного завершения нашей одиссеи, без поломок Ховера. Снова подумал: если бы знать, что все дорогие мне люди будут живы и здоровы - я бы и на поломку согласился. И опять подумал: да нет, такого не может быть, чтобы Ховер подвёл - Ховер довезёт до дома.

Мы ещё пересели и реку Кимжу - тоже по ледовой переправе. Вскоре стемнело, но дорога после Кимжи пошла менее извилистая, оставаясь такой же ровной, широкой и хорошо почищенной - хотя, конечно, дорожное полотно было полностью покрыто снегом и льдом, асфальтом или грунтом тут и не пахло. С дальним светом я даже в темноте свободно ехал со скоростью 70-80 км/ч. Хотя была зима и ночь, я вспоминал увиденные в Интернете фотографии этой же дороги, сделанные летним днём. Дорога вполне узнаваема.

Кафе "Хуторок" мы слегка проскочили. С дороги его не видно, а тормозной путь на обледенелой трассе оказался неожиданно длинным. Вернулись обратно задним ходом - на пустом шоссе это не представляло проблемы. А вот в самом кафе был аншлаг: много машин рядом, много людей внутри. Некоторые посетители кафе были между собой знакомы и обсуждали: мол, ты из города едешь? или в город? Снова я отметил, что под словом "город" здесь подразумевают Архангельск. Мы еле нашли свободный столик, но поужинали сытно и вкусно. В "Хуторке" кормят неплохо и довольно разнообразно. Морс, который там подают, судя по вкусу, натуральный, сделан из настоящих ягод, а не налит из покупной упаковки. Кафе работает практически круглосуточно, с двумя часовыми перерывами рано утром и после обеда. А на стойке кафе лежали разнообразные визитные карточки, в том числе визитки эвакуатора под названием "Поморье". Я снова подумал: наверняка в этом путешествии эвакуатор нам не потребуется. Тем не менее, визитку взял.

Поужинав, мы продолжили путь в сторону гостевого дома. Вскоре дорога пошла более извилистая, что заставило снизить скорость до 60 км/ч. Где-то в районе отворотки на деревню Кулой мы увидели совершенно необычное зрелище: на обочине дороги стоял телёнок. Удивились. Я хотел сохранить видео с регистратора, но потом благополучно забыл об этом. В этих местах есть достопримечательность - шлюз Кулойского канала, построенного в 20-е годы, связывающего реки Кулой и Пинегу. Я по спутниковым снимкам заранее посмотрел координаты отворотки на лесную дорогу, ведущую к этому шлюзу. Мы доехали до этой отворотки и обнаружили, что дорога полностью занесена снегом, никто её не прочищал. Да и темно уже было.

Наконец, мы доехали до деревни Кулогоры. В темноте увидели гостевой дом "Аэропорт", подъехали к нему. Взяли вещи, пошли заселяться. Женщина-администратор оказалась очень разговорчивой. Интересовалась, где мы ездили и куда планируем ехать. Оценила пройденный нами маршрут: мол, по максимуму проехались. Услышав, что собираемся доехать до Нёноксы, машинально поправила: Ненокса (но тоже с ударением на первый слог). Разговор зашёл и о предыдущем нашем с Сашей путешествии. Когда я ей рассказал о телёнке на обочине, она посмеялась:
- Какие тут телята? Это был оленёнок! В Кулое оленеводы располагаются, вот от них он и сбежал, вышел на дорогу клянчить еду у проезжающих водителей. Надо было вам его в охапку и в багажник - столько ценного мяса! Вы летом к нам приезжайте и заезжайте в Кулой - там как раз оленеводы будут.
Помощник администраторши припомнил, как он вышел на крыльцо и увидел настоящих живых волков. Они пообсуждали, что животных здесь много, потому что Пинежский заповедник рядом. Я упомянул, что на следующий день мы хотим посетить местные пещеры. Женщина рассказала, где и какие пещеры поблизости есть. О пещере "Кулогорская Троя" я знал, а вот о пещерах под Березником - нет. Она посоветовала и их тоже посетить.

Одним словом, очень приветливая и разговорчивая администратор в гостевом доме "Аэропорт", что в Кулогоре под Пинегой. Я с ней так долго болтал, что Саша, ушедший в номер, стал вызывать меня по рации. Но рация лежала в рюкзаке, её я не слышал. А сотовая связь в Кулогоре не очень стабильная. Да и качество самого гостевого дома - тоже не очень стабильное. Как выяснилось, никакого душа тут нет. Есть баня, но её топили за сутки до нашего приезда, то есть помыться в ней было уже нельзя. В номере было то ли три, то ли четыре койки (хорошо, к нам никого не подселили). Сам номер - как-то бедноват.



Самое неприятное - в гостинице было холодно. Если в номере было просто прохладно, то в туалете - просто собачий холод.



Да и ложиться спать немытым после такого насыщенного дня тоже было неприятно. С другой стороны, всё это отчасти компенсировалось довольно низкой ценой - с нас двоих взяли за ночлег 1500 рублей. В любом случае, следующая наша ночёвка планировалась уже в Архангельске, в цивилизованной гостинице, с душем прямо в номере. Так что мы вечером попили чаю со сникерсами, сообщили всем родным, что заселились в гостевой дом, и улеглись спать под одеялами и под покрывалами: в номере было действительно прохладно.

Следующая глава
Предыдущая глава

promo beacon1143 july 21, 2013 23:17 2
Buy for 10 tokens
Шла весна 2004 года. Я тогда учился в 11 классе СУНЦ МГУ – физико-математической школы имени А.Н. Колмогорова. Мы учились и жили в общежитии в «филейной части белокаменной Москвы», а на каникулы и на праздники ездили домой. С одного такого случая вся история и началась. Был у меня одноклассник и…

  • 1
интересно,на таких холодах у них сантехника никогда не замерзает?

Там же всё-таки не минусовая температура.

  • 1