В погоне за эмоциями (beacon1143) wrote,
В погоне за эмоциями
beacon1143

Хроники чёрного турбо-Ховера. Глава CIX. Мезенская одиссея: беда не приходит одна

Когда мы были перед дверьми "Группы М", у меня зазвонил телефон. Звонок был от них же, но я отвечать не стал: всё равно сами в салон приехали. Мы вошли в помещение, навстречу нам вышел наш мастер-приёмщик Александр в рабочем комбинезоне со словами:
- А, вы уже здесь. Я только что вам звонил. Машина готова, заменили бензонасос, завели - работает!

Вот такие неожиданные сюрпризы случаются. Оказалось, после нашего разговора по телефону, пока мы собирали вещи в общежитии, Александр приехал на работу в свой выходной день и быстро замотивировал мастеров закончить ремонт нашего Ховера. Мотор бензонасоса Bosch от ВАЗа (каталожный номер 0580453453), который ставят на атмосферные Ховеры, подошёл и к турбо-Ховеру (это было ожидаемо). Двумя днями раньше, когда выяснилось, что один за другим сгорают предохранители бензонасоса - Александр грешил на электропроводку. Её они тоже проверили и в одном месте даже подлатали (но понятно, что причина была не в ней). Мы согласились на предложение поменять заодно ещё и топливный фильтр. По симптомам было действительно похоже, что в Пинеге нам налили бензина с водой, которая потом замёрзла: моторчик бензонасоса просто заклинило. Однако мастера сказали, что бак был сухой, следов воды они не нашли. Так что причины поломки бензонасоса остались невыясненными до конца, но я всё-таки грешил на пинежский бензин. Потому и на замену топливного фильтра согласился.

Наконец, ремонт был закончен. Мы заплатили в общей сложности 7400 рублей - не так уж и дорого. Когда двумя годами ранее в Ховере начал барахлить указатель уровня топлива, я сделал диагностику в Москве в Red Hot Service, показавшую, что виноват в этом сам бензонасос. И там мне называли цену за один только моторчик бензонасоса около 10 тысяч - но это оригинальный (не знаю, почему они его предпочитают ставить). К слову, диагностика Red Hot Service оказалась верной: сразу после замены бензонасоса в Архангельске указатель начал показывать уровень топлива правильно. В целом мы покинули автосервис "Группа М" вполне довольными. Непонятно только, почему они не могут ремонтировать автомобиль, мастер-приёмщик которого в данный момент не на работе. Чтобы закончить ремонт Ховера, Александру пришлось выйти на работу в свой выходной, за что мы ему были очень благодарны. Но сама система - странная.

Когда садились в Ховер, стоявший с заведённым двигателем в боксе, я ещё подсознательно отметил, что он как-то странно тарахтит. В тот момент об этом даже не думалось. Главное было, что автомобиль снова на ходу, и мы на нём сможем поехать в Москву. Но беда, как известно, не приходит одна.

Выехав из "Группы М" ближе к часу дня, мы построили в навигаторе маршрут до Москвы. Было понятно, что 1200 километров мы за остаток дня не осилим. Решили, что поедем, пока едется. Пересекли Северную Двину по Краснофлотскому мосту - и направились на юг, к Москве, к дому. Мороз был около 20 градусов, федеральная трасса М-8, как всегда, отлично почищена от снега. После стольких дней езды по дорогам, полностью покрытым снегом и льдом, ехать по асфальту было даже приятно. Ехали быстро, потом откуда-то из-под Архангельска пришёл штраф с камеры за превышение от 20 до 40 км/ч - единственный за всё путешествие.

Мне позвонил наш таксист на Ларгусе и попросил подъехать на разбор его аварии в ГИБДД. Непонятно, каких свидетельских показаний он от нас хотел. Я ответил, что мы уже покинули Архангельск и в ближайшее время возвращаться не планируем. Он сказал, что тогда даст наш телефон сотрудникам ГИБДД, они позвонят и поинтересуются об обстоятельствах аварии. Спустя примерно месяц он позвонил мне уже в Москву и попросил по телефону сказать гаишникам, что УАЗ "Патриот", врезавшийся в его Ларгус слева, перед аварией включил правый указатель поворота. Якобы он это точно видел. Я такого не видел, поэтому и подтверждать не стал. На том общение с таксистом и закончилось.

Когда мы проехали населённые пункты под Архангельском, началась ровная, прямая, чистая трасса с ограничением 90 км/ч. Я включил круиз-контроль на 109 км/ч, и мы поехали, практически не сбавляя скорость: машин на трассе М-8 "Холмогоры" в той её части, что ближе к Архангельску, традиционно мало. Тут я обратил внимание, что счётчик мгновенного расхода топлива показывает совершенно необычные цифры - до 20 литров на 100 км. При этом машина тянула откровенно неважно. Мы сразу предположили, что это продолжает сказываться некачественный пинежский бензин, которого было ещё чуть больше половины бака. Остановились на АЗС "Лукойл" возле Холмогор, залили до полного - чтобы хотя бы разбавить плохой бензин хорошим. Расход топлива через некоторое время после заправки как будто слегка снизился, но всё равно оставался выше обычного.

Тем не менее, машина ехала, с каждой минутой приближая нас к Москве, где можно не спеша решить все технические проблемы с автомобилем - и оказаться наконец дома, увидеться с семьёй. Шёл девятый день с момента начала нашей Мезенской одиссеи - понедельник. Изначально планировалось ещё в воскресенье вернуться домой, а в понедельник уже пойти на работу, но поломка бензонасоса внесла изменения в планы. От этого ещё острее чувствовалась разлука с семьёй и даже было ощущение, что пока я путешествую на Севере - дети растут без меня. Сын с момента моего отъезда научился стоять с опорой, а дочка рисовала такие картинки, которые мне в Архангельск пересылали жена и мама.



Световой день подходил к концу, начинались сумерки. Мне неожиданно позвонила девушка с сайта perevezi.ru и сообщила, что на мой запрос есть семь откликов: мол, собираюсь ли я принимать какое-нибудь предложение? Я жизнерадостно ответил, что машину нам починили, поэтому перевозка не требуется. Девушка сказала, что тогда удалит мой запрос, раз он более не актуален. А мы продолжали движение со скоростью 109 км/ч на круиз-контроле, не останавливаясь. Путь длиной более 500 километров от Архангельска до Вельска занял чуть больше пяти часов. Небывало высокая получается средняя скорость на северных участках трассы М-8.

В Вельске мы заправились на "Лукойле". Средний расход топлива получился 13,5 литра на 100 км. Это довольно много, но можно было списать на потенциально некачественный пинежский бензин, которого и после заправки под Холмогорами оставалось немало. В сгущающихся сумерках продолжили путь на юг. Хотелось есть, но ещё больше хотелось максимально использовать остатки светового дня для движения с высокой скоростью. Но тут проявилось как раз то, что беда не приходит одна. Где-то в районе Верховажья почувствовали запах горелого, причём отнюдь не древесного дыма. Иногда такой запах наносит с улицы. Но мы ехали и ехали, а запах никуда не уходил. Остановились, я открыл капот - и удивился. Вся турбина, выпускной коллектор и даже частично приёмная труба были раскалены докрасна, аж светились в темноте. Раньше никогда такого не видел.

Стало понятно, что с Ховером снова что-то не так. Мы дали машине постоять минут пять с работающим двигателем, и турбина перестался светиться красным калением. Поехали дальше, но уже с меньшей скоростью - 90-100 км/ч на шестой передаче. Горелым в салоне больше не пахло. Мы как-то останавливались посмотреть - турбина была слегка красная, но не раскалённая. Но тут возникла такая же беда, как по пути из Архангельска в Москву годом ранее: начала мигать лампочка Check Engine, двигатель стал плохо тянуть. Причём на этот раз остановиться, дать двигателю поработать, потом заглушить и завести снова - уже не помогало. Лампочка переставала мигать при увеличении скорости и оборотов - но сразу же начинало пахнуть горелым в салоне. В таком режиме часам к восьми вечера мы доехали до Сямжи, преодолев 650 километров от Архангельска за семь часов. На графике скорости видно, что большую часть пути мы проделали на круиз-контроле.



В Сямже мы поужинали в хвалёном местечке "М-8". Там в одном здании кафе и гостиница, и хвалят-то в основном гостиницу. А кафе нас не особенно впечатлило, хотя накормили сытно и недорого. В темноте мы продолжили свой путь в том же режиме: едешь быстрее - раскаляется турбина, начинает пахнуть горелым; едешь медленнее - начинает мигать лампочка Check Engine. В Вологде я, ведомый навигатором, поехал через город, а не по окружной. Хотя в девять часов вечера пробок уже не было. До Ярославля мы добрались в начале первого часа ночи. Сил ехать дальше не было, поэтому мы там заночевали.

Утром проснулись рано, чтобы поскорее доехать до Москвы и пойти на работу. Когда запустили двигатель и открыли капот - по звуку сразу стало понятно, что с выхлопной системой что-то не так. Я сразу предположил, что и до меня добралась болезнь турбо-Ховеров - трещина в выпускном коллекторе. Видимо, и в Карпогорах дым из-под капота шёл по той же причине, и пахло тогда не горелым маслом, а просто выхлопными газами. Тем не менее, до Москвы мы доехали, причём довольно быстро - а вот внутри МКАДа немало постояли в пробках. Я сразу вспомнил, как один джипер-экспедиционер, вернувшись в Москву аж из Монголии, сфотографировал впереди себя пробку и выложил это фото со словами: "А правда, что все эти люди думают, будто целевое использование автомобиля - это перемещаться с черепашьей скоростью в границах кольца окружностью в 113 км?" Я от аналогичной фотографии тоже не удержался, хотя мы и проехали за это путешествие раза в три меньше, чем тот джипер.



Хотя у меня после путешествия в дикие места северо-востока Архангельской области по этому поводу сложилось несколько другое мнение. Люди съезжаются в Москву и другие крупные города, чтобы не жить вдали от цивилизации, посреди тайги, где нет хорошей работы, а автомобильное сообщение с областным центром отсутствует в межсезонье (в некоторых местах - и летом). Ну а в крупных городах ездят на автомобилях, потому что это всё равно удобнее общественного транспорта, даже несмотря на пробки.

Я довёз Сашу до дома, а потом поехал к себе домой через центр, по набережным - и там тоже немало постоял в пробках, хотя был уже полдень. Наконец, добрался, заглушил адски тарахтящий Ховер, взял рюкзак с сумкой - и пошёл домой. В песне поётся:

Не нужен бродягам дом и уют,
Нужны - океан, земля.
Что звёзды Медведицы им поют,
Не знаем ни ты, ни я.

Но лично мне во всех путешествиях всегда греет душу осознание того, что где-то вдалеке у меня есть дом, где тепло и уютно, где меня любят и с нетерпением ждут моего возвращения (и волнуются немного, конечно).

На этом наша Мезенская одиссея была завершена. Повествование, конечно, нуждается в эпилоге, как и предыдущие путевые заметки.

Следующая глава
Предыдущая глава
Tags: black_turbo_hover, travels, Русский Север
Subscribe
promo beacon1143 july 21, 2013 23:17 2
Buy for 10 tokens
Шла весна 2004 года. Я тогда учился в 11 классе СУНЦ МГУ – физико-математической школы имени А.Н. Колмогорова. Мы учились и жили в общежитии в «филейной части белокаменной Москвы», а на каникулы и на праздники ездили домой. С одного такого случая вся история и началась. Был у меня одноклассник и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments